halezky (halezky) wrote,
halezky
halezky

Category:

Наука из первых рук, № 5/6 за 2015 год

Оригинал взят у uthali в Наука из первых рук, № 5/6 за 2015 год
Стр. 20-35 С. Паабо «В поисках утраченных геномов: от неандертальца - к денисовцу»
Геном современного человека ("кроманьонец", появился 130-180 тыс. лет назад) состоит из 3,2 млрд. нуклеотидов, и 1-2% из них получены нами от неандертальцев. Неандертальцы появились 300-400 тыс. лет назад и вымерли 30-40 тыс лет назад, ареалом их распостранения были Европа, Ближний Восток, Средняя Азия. Однако, недавно выяснилось, что неандертальцы были далеко не единственным "другим человечеством", жившим параллельно с современным типом людей на начальном этапе его истории. В 2008-ом году в Денисовой пещере (Алтай) был найдет осколок кости человека, жившего около 50 тыс. лет назад и который принадлежит к ветви, разошедшейся с неандертальцами около 640 тыс. лет назад, то есть на этапе еще Homo heidelbergensis, а возможно и Homo erectus. Что интересно, так это то, что в эволюционной истории человечества имели место неоднократные случаи скрещивания между разными группами (подвидами) гоминид. И денисовцы, и неандертальцы неоднократно скрещивались как между собой, так и с современными людьми гораздо позднее своего эволюционного расхождения. Современный человек имеет примерно 1-2% генов от неандертальцев и 0,2% от денисовца, причем процент этот распределен неравномерно и отражает историю расселения человечества на планете: у африканцев никаких генов древних людей нет вообще, а вот у жителей Тихоокеанского региона денисовских генов - аж 5%. Кроме того, генный анализ показал, что в геном денисовца, в свою очередь, имел место приток генов от еще одной неизвестной пока группы гоминид, отделившейся от общего древа около 1 млн. лет назад.

Стр. 36-55 А.П. Деревянко, М.В. Шуньков «Откуда пришел Homo Sapiens?»
Около 6-7 млн. лет назад общий эволюционный ствол человекообразных обезъян разделился на две ветви: собственно человекообразных обезъян и австралопитеков. В течение нескольких миллионов лет австралопитеки проэволюционировали от "не совсем обезъяна" до "почти человек". Вершиной развития поздних австралопитеков встало рождение 2,6 млн. лет назад олдувайской культуры - самой первой, самой примитивной технологии обработки камня и создания орудий.
1,9 млн. лет назад на смену австралопитекам (был, естественно, и ряд переходных форм, например, Homo Habilis) пришел Homo erectus, который являлся хотя и примитивным, но - уже человеком. Эректусы изобрели ашельскую культуру обработки камня (уже довольно сложную) и научились применять огонь. Примерно 1,8 млн. лет назад эректусы (владеющие еще только олдувайской технологией и не знающие огня) первыми из гоминид вышли из Африки на просторы Евразии, дойдя на север до Кавказа, Малой Азии и южной Европы, а на восток - до Индостана и Китая.
1,5 млн. лет в Африке появился еще более совершенный вид человека - Homo heidelbergensis, прямой предок как неандертальцев, так и сапиенсов. Гейдельбергцы совершили второй выход из Африки на Ближний Восток, и повторили путь первой волны расселения, во многих местах встретившись с ее потомками. 600 млн. лет назад они достигли Европы, где 300-400 млн. лет назад стали прародителями неандертальцев. 350-450 млн. лет назад гейдельбергцы с Ближнего Востока также проникли в Индию и Монголию, однако до восточной и юго-восточной Азии так и не дошли.
Тем временем в Африке в силу значительно большей плотности населения процесс антропогенеза шел заметно быстрее, чем в других частях света. 130-180 тыс. лет назад там появился Homo sapiens - человечество, к которому принадлежим мы. 80-60 тыс. лет назад кроманьонцы совершили третий выход из Африки, заселив всю Землю, включая самые отдаленные ее уголки, а примерно 50 тыс. лет назад дали миру культуру верхнего палеолита (изделия из кости (в т.ч. иглы, что позволяет говорить об использовании одежды), украшения, живопись, скульптуру, музыку).
Интересно, что последние данные дают основания говорить и о полицентричном развитии человечества. Так, для Восточной и Юго-Восточной Азии имеется достаточно полный ряд находок, показывающий последовательное эволюционное развитие эректусов первой волны, не говоря уже и о загадочном Homo floresiensis с острова Флорес, жившем еще 13 тыс. лет назад, то есть уже почти в историческое время. Все они не поднялись выше уровня олдувайской культуры. Потомки гейдельбергцев денисовцы, жившие на Алтае еще каких-то 50 тыс. лет назад, напротив, обладали весьма высокой для раннего палеолита технической культурой: станковое сверление, внутренняя расточка, шлифование и полировка. Технические приёмы, применявшиеся денисовцами более 45 тысяч лет назад, кроманьонцы научились применять только в бронзовом веке. Есть мнение, что процесс сапиентизации эректусов дал четыре независимых формы человека разумного: кроманьонец (Африка), неандерталец (Европа), денисовец (Северная и Центральная Азия) и Homo sapiens orientalensis (Юго-Восточная и Восточная Азия). Наиболее успешным из них оказался кроманьонец, и именно он стал основой современного человека, однако другие группы древних людей тоже не остались в стороне от этого процесса.

Стр. 56-69 В.И. Молодин, А.С. Пилипенко «Охотники за древними генами: генетическая летопись населения Западной Сибири в эпоху палеометалла»
Барабинская лесостепь - территория в лесостепной зоне междуречья Оби и Иртыша. Наиболее ранними группами населения, доступными для палеогенетических исследований, являются неолитические популяции эпохи раннего металла, жившие в период начала VI-IV тыс. до н.э. Были обнаружены реликтовые генетические компоненты, свидетельствующие о достаточно долгой (более 10 тыс. лет) независимой эволюции населения Западной Сибири до этого времени. Первый импульс внешнего влияния на население западно-сибирской лесостепи фиксируется в начале II тыс. до н.э. (ранний этап кротовской культуры), когда в погребальных комплексах начинают появляться предметы среднеазиатского происхождения. Тем не менее, данные палеогенетики не дают картины притока генетически контрастного населения в тот период. Второй масштабной миграцией был приход из казахских степей андроновской (федоровской) культуры в первой половине II тыс. до н.э. Мигранты сосуществовали с аборигенным населением поздней кротовской культуры, и взаимодействовали с ними как генетически, так и материально. Причем если материальная культура резко изменилась, то генные изменения не так заметны. Однако, есть основания утверждать (слабые изменения митохондриального генома и сильные - по Y-хромосоме), что брачные контакты были характерны прежде всего между мужчинами-пришельцами и местными женщинами. С высокой степенью вероятности можно предположить, что имело место завоевание, покорение и ассимиляция местного аборигенного населения пришельцами с юга. Это было не единственное такое вторжение. Исследования показывают, что начиная с вторжения андроновской (федоровской) культуры в Барабинскую лесостепь, волны нового населения с юга приходили туда постоянно, ассимилируя как остатки реликтового населения, так и представителей предыдущих волн.
В начале I тыс. до н.э. на берегу озера Малая Чича (Новосибирская область, в районе г. Здвинск) возникло большое городище (площадь 26 га, население около тысячи человек) сравнимое с средним средневековых европейским городом. С трех сторон оно было огорожено рвом и невысоким валом, а с четвертой стороны его защищали обрывистые берега озера Чича. Жилые комплексы представляли из себя полуземлянки размерами 9 на 9 метров, стены и кровли которых сооружались из дерева, помещения были обустроены и поделены на хозяйственные зоны, в которых существовала система очагов. И снова жители города генетически значительно отличаются от предшествующего местного населения и близки к населению Средней и Передней Азии. Что интересно - на территории городища были найдены предметы разных культурных групп, причем некоторые располагались довольно далеко (гамаюнская культура Приуралья). Имхо, мы очень многого не знаем о степени развитости человеческой цивилизации в дописьменную эпоху. Невозможно предположить, что такой город был один в своем роде, скорее всего такие городища равномерно покрывали своими сферами влияния (или даже подконтрольными территориями) как минимум пространство Евразии. Мы хорошо знаем о древних великих цивилизациях Средиземноморья и Месопотамии, но кто знает, чем вызвана их известность - преимуществом в уровне развития? или просто большей сохранностью предметов материальной культуры, обусловленной особенностями климата и местных стройматериалов?
Полученные результаты анализа генома показали, что юг Сибири был ареной, на которой как минимум с начала II тыс. до нашей эры постоянно шел процесс миграции и перемешивания народов Центральной и Северной Евразии. Подход, опробованный на Барабинской лесостепи, сейчас реализуется и для других сибирских регионов - Минусинской котловины и Горного Алтая. Надеюсь, это позволит в будущем создать синхронную картину миграции народов на всей территории Евразии начиная с VI тыс. до н.э. и до исторического времени.

Стр. 70-95 Н.В. Полосьмак «Другая археология. Пазырыкская культура: моментальный снимок, 2015 г. Укок»
Объединение информации из ранее опубликованных статей (см. Наука из первых рук, № 2 за 2015 год, стр. 22-23 Н.В. Полосьмак, В.А. Трунова «Тайна медного волоса», Наука из первых рук, № 6 за 2014 год, стр. 64-87 Н. В. Полосьмак, «Степная мода: вещи из гардероба древних кочевников», Наука из первых рук, № 3/4 за 2014 год, стр. 104-115 Н.В. Полосьмак, «Путь к небесным пастбищам», стр. 116-137 А.Ю. Летягин, А.А. Савелов, «Жизнь и смерть «Алтайской принцессы») с дополнениями по состоянию на 2015 год. Уникальной особенностью пазырыкских могил на плато Укок является то, что из-за особенностей местного климата они почти сразу же после захоронения заполнялись водой, а затем попадали в слой вечной мерзлоты. Это обеспечило исключительную сохранность органики - как тел умерших, так и предметов одежды и быта. Дано подробное описание мужского и женского костюма.

Стр. 96-107 Т.А. Чикишева, А.Л. Кривошапкин «Нейрохирургические технологии древних сибиряков: факты и гипотезы»
Трепанация черепа и операция на мозге сейчас, в начале XXI века, считается довольно сложной операцией. В середине XIX-ого выживаемость после такой операции в лучших больницах Европы была около 10%. Тем удивительнее данные археологии, показывающие, что в Перу и Боливии на промежутке начало I тыс. - середина II тыс. н.э. краниотомия активно практиковалась (найдено около 600 черепов со следами операции), причем процент выживаемости был не менее 75%. Всего в разных археологических культурах Старого и Нового Света обнаружено около полутора тысяч трепанированных черепов, датированных от мезолита до XVIII века. Не была исключением из общего правила и пазырыкская культура (IV-III вв. до н.э.) Горного Алтая, три черепа которой со следами прижизненной трепанации подробно описаны в статье. Выдвинута гипотеза о возможных инструментах и методах проведения такой операции.

Стр. 108-125 Е.Г. Дэвлет «Новая реальность наскального искусства»
С 2005 года на местонахождениях наскального искусства Чукотки, Хабаровского края и других регионов реализуется проект по документированию наскальных изображений, что позволило бы дистанционно исследовать их. Используются многоугловая теневая фотосъемка, фотограмметрия, снятие силиконовых 3D-матриц, мультиспектральная съемка в различных диапазонах с последующим созданием цифровой трехмерной копии. Работы проводит Петроглифическая экспедиция Института археологии РАН, готовые 3D модели можно посмотреть на сайте https://sketchfab.com/paleoart/collections/petroglyphs-of-sikachi-alyan

Стр. 126-135 А.В. Бауло «Предметы-загадки из археологических памятников и этнографических комплексов севера Западной Сибири»
Статья о драгоценных предметах народов ханты и манси (серебряные, бронзовые, медные бляхи, фигурки, ритоны), а так же их значении в культуре и религиозных представлениях этих народов. Так, они часто использовались в качестве места жительства семейных духов-покровителей или для изготовления антропоморфных кукол (иттерма, иттарма) - временных вместилищ души умерших родственников. Культура изготовления фигурок и соответствующего обращения с ними существовала в поселениях хантов и манси еще каких-то 30 лет назад, при этом первые находки кукол с личинами датированы VIII веком (см. также Наука из первых рук, № 1 за 2015 год, стр. 76-91 А.В. Бауло «Медведь-барабанщик»).

Стр. 136-155 А.И. Соловьев «Священные лики Большого Леса»
Картины легендарной жизни обских угров (остяков западно-сибирской тайги), известные нам по их былинам и героическим сказаниям, и современное состояние их быта являют собой разительный контраст. Есть мнение, что известные нам по русским документам остяцкие "княжества" в древности имели весьма высокий уровень социально-политического развития, близкий к феодализму, как минимум - поздний военно-потестарный. Однако есть и другое мнение - что обско-угорское общество всегда было архаичным и просто впитывало идеи и технологии, возникавшие у соседних, более развитых обществ (главным образом средне- и переднеазиатских).
На примере рассмотрения предметов этой культуры - бронзовых отливок с изображением человеческого лица (так называемых личин, иттерма) делается попытка выявить существование и принципы социальной стратификации остяцкого общества. Оказывается, что фигурки, изображающие различного рода духов, божков, шайтанов, и отражающие реальную для древних обществ социальную символику, указывают на наличие большого количества внешних атрибутов: короны, парное клинковое оружие, шлемы разной конструкции, шейные украшения (гривны), отрубленные головы. С высокой долей вероятности можно предположить, что в период III в. до н.э. - X в. н.э. уровень социально-политического развития обско-угорского общества был гораздо выше, чем тот, который увидели русские исследователи в XVIII веке. Древние остяки были весьма воинственными и свирепыми людьми, описание их деяний в сказаниях выглядит примерно так же, как описание подвигов викингов в скандинавских сагах. Поэтому вопрос о том, почему их общество, так и не перейдя порог феодализма, пришло в упадок и не оставило следов в истории соседних народов в виде завоевательных или грабительских походов, остается открытым.

Стр. 156-171 А.В. Табарев, Х.Г. Маркос, А.Н. Попов «Совсем не "печальные тропики"»
(Продолжение, начало см. Наука из первых рук, № 2 за 2015 год, стр. 112-125 А.В. Табарев, Х.Г. Маркос, А.Н. Попов «Штурм королевских холмов»)
Сезон раскопок 2015 года дал находки необычной ранней керамики, которая отличается более примитивным орнаментом, технологически предшествует культуре вальдивии и датируется 5,5-5,0 тыс. лет до н.э. Культуре дали название керамика "Сан-Педро". Также обнаружены два погребения, из них отобраны образцы для анализа ДНК, найдено более 30 фрагментов керамических фигурок. В целом, исследования 2014-2105 гг. на Реаль-Альто могут привести к кардинальному пересмотру представлений о культуре вальдивия, ее истоках и уровне развития. Сложные погребальные ритуалы, земляные пирамиды, зашифрованная в искусстве информация, развитые технологии гончарства - все это для своего существования требует наличия развитой системы религиозных представлений, высокой степени разделения труда и социальной стратификации общества. Неолитическая цивилизация?

Стр. 172-195 В.Е. Медведев «Восход и расцвет Золотой империи чжурчженей»
Чжурчжэни - племена, населявшие в VII—XV вв. территорию Маньчжурии, Центрального и Северо-Восточного Китая, Северной Кореи, Хабаровского и Приморского краев. Предками чжурчжэней считаются племена мохэ, потомками - маньчжуры. Родственный им народ - эвенки (тунгусы). Потомками чжурчжэней также являются удэгейцы.
Золотая Империя чжурчженей Цзинь просуществовала всего 120 лет, однако она оставила значительный след в истории Восточной Азии. В начале XII века на территории современных Китая, Монголии и части российского Дальнего Востока существовало два больших государства: китайская империя Сун, объединявшая Центральный и Южный Китай, и киданьская (кидани - монголоязычный народ, в значительной степени ассимилированный китайским цивилизационным влиянием) империя Ляо. Империя Ляо объединяла в себе Внутреннюю Монголию, провинции Тяньцинь, Ляонин, Гирин, Хэйлунцзян, большую часть Внешней Монголии и Приморский край. Чжурчжени были разделены на две части: "мирные", то есть покорные власти империи Ляо, которые жили в Приморском крае, и "немирные", то есть свободные, которые жили в Приамурье (на территории юга Хабаровского края).
В 1115 году чжурчжэни под руководством Ваньяня Агуды подняли мятеж и в союзе с империей Сун (у которой с Ляо были постоянные трения и войны) уничтожили империю Ляо, вытеснив киданей в Среднюю Азию. Агуда объявил о создании империи Цзинь, став первым чжурчженьским императором. Всего через десять лет, в 1125-ом, бывшие союзники, Цзинь и Сун, начали войну между собой. Уже в 1127 году чжурчжени, имеющие хорошую конницу, сумели захватить столицу Сун, Бяньлян (ныне — Кайфэн), взяли в плен почти всех членов императорской семьи и увезли их на берега Амура. Только одному из сыновей отрекшегося от престола императора Сун, Чжао Гоу, удалось бежать на юг, где он перенёс столицу в Линьань и основал империю Южная Сун. Однако с каждой следующей войной империя Цзинь все больше и больше продвигала свою границу на юг. В период наивысшего расцвета в нее входили Северный, Центральный Китай и Внутренняя Монголия. 87% населения империи Цзинь составляли китайцы, самих же чжурчженей-завоевателей в ней было около 10% (впрочем, это было довольно типичной картиной для всех средневековых государств, например собственно киданей в киданьской империи Ляо было 25%). Цивилизационная сила китайской культуры была очень велика, поэтому империя Цзинь, так же как и предшествовавшая ей Ляо очень быстро ассимилировалась. Если в 1124 году преемник Агуды на троне - Ваньянь Уцимай приказал построить новую столицу Хуэйнинфу (совр. Харбин), то уже в 1151-ом столица Цзинь была перенесена в Чжунду (совр. Пекин), а в 1191-ом был официально снят запрет на браки между китайскими и чжурчжэньскими семьями, что существенно ускорило процесс китаизации последних.
Пока могущественные империи Цзинь и Сун мерялись силами, на западе, в степях Монголии росли новые народы и новые герои. С 1184 в череде междоусобных войн среди степных родов растет и крепнет сила и слава полководца Тэмуджина, бывшие враги один за одним признают его власть и мудрость. В 1211 году Чингизхан, бывший вассалом империи Цзинь, поднимает против нее мятеж, так же, как когда-то это сделал Агуда в отношении империи Ляо. Цзиньская армия к тому моменту уже состоит главным образом из многочисленной, но плохо вооруженной пехоты, принудительно набранной из китайцев, киданей и иных подчиненных народов, а собственно славной чжурчженьской конницы в ней уже очень мало. В течение 1211-1213 гг. Цзиньские войска терпят череду унизительных поражений, что развеивает страхи перед их силой у многих подвластных им народов. К Чингизхану начали переходить со своими войсками командиры цзиньских приграничных частей — китайцы и кидани по национальности. В 1214-1215 гг. Цзинь уже агонизировала, мятежи в провинциях и предательства военачальников шли бесконечной чередой. В 1215 году один из генералов Пусянь Ваньну отделился от империи, создал государство Восточное Ся и заключил союз с монголами. По иронии судьбы, в территорию Восточной Ся вошли как раз исторические, собственно чжурчженьские земли - Приморский край и Северо-Восточная часть Маньчжурии. Империя Цзинь таким образом оказалась чужой мачехой как для завоеванных чжурчженями китайцев и киданей, так и собственно для самих чжурчженей, в чьих глазах она к началу XIII века, наверное, выглядела совершенно китайской. Давний враг - империя Южная Сун, тоже попыталась не упустить момент и отомстить за былые обиды. Эпидемия мятежей и бунтов породила настолько большую анархию в очень перенаселенном регионе, что от нее стали страдать даже монголы. Перешедшие на их сторону цзиньские военачальники и города поднимали против них мятежи с такой же легкостью, как и против Цзинь, объявляли независимость, переходили со стороны на сторону, и конца-края этому не было. В 1217 году Чингизхану надоело и он передал все полномочия в Китае полководцу Мухали, сосредоточившись на походе в среднюю Азию. Для Цзинь же ничего особо не изменилось - непрерывный карнавал измен и бунтов с ежегодными вторжениями монгольской армии продолжался вплоть до смерти Чингиз-хана в 1227 году. После некоторого перерыва сын и преемник Чингизхана Угэдэй в 1230 году решил все-таки уже закончить войну, и в 1234 году последний город империи Цзинь пал, а император покончил с собой.
Не долго прожило и Восточное Ся - оно было уничтожено монголами в 1233 году, сразу же после победной войны с Кореей, где Восточное Ся, что характерно, выступало в качестве их союзника. Южная Сун, приложившая немало усилий для уничтожения империи Цзинь, радовалась тоже недолго... когда сунский император решил получить с монголов плату за союз против Цзинь и направил войска для занятия южных цзиньских территорий, монголы открыли плотины на Хуанхэ, чтобы повысить уровень озера Цуньцюньдянь и затопить сунскую армию у Бяньляна — в этом потопе утонула почти вся южнокитайская армия. Так сунцы потеряли все свои приобретения от войны против Цзинь на стороне монголов, а после войны 1258-1279 гг. - и собственное государство.
В своем историческом ядре, где произошло зарождение империи Цзинь (русское Приморье и Приамурье), чжурчжени оставили большое количество некрополей, городищ, поселений и других археологических объектов. Самым ценным из обнаруженных на сегодня является Корсаковский могильник, расположенный на острове Большой Уссурийский р. Амур (прямо напротив Хабаровска). Все находки делится на два хронологических этапа: ранние, сравнительно небольшие поселения и городища, находящиеся в основном в Приамурье, и поздние, многочисленные, большие, хорошо укрепленные города Приморья, построенные на вершинах сопок и в горных распадках. Северные поселения Приамурья - свидетельства истории чжурчженей "доимперского", "догосударственного" периода, которые были покинуты людьми в первой половине XII века. Дело в том, что после создания Золотой империи чжурчжени переселили на завоеванную китайскую территорию сотни тысяч семей (по некоторым источникам - даже все семьи) своих северных (амурских) сородичей, и юг Хабаровского края обезлюдел. Поздние же города, расположенные в Приморском крае - следы попытки государства Восточное Ся укрыться от преследования монгольских войск, и имеют все характерные для китайской культуры особенности масштабного регулярного строительства.
Забавно, но основатель последней императорской династии Китая Цин происходил из чжурчжэньского рода, а название его владения - Манчьжоу стало названием потомков чжурчженей - народа манчжуров.

Стр. 196-213 Е.И. Деревянко, А.Б. Закстельский «Покорители Полярной ночи»
Публикация главы из книги "Тропой далеких тысячелетий". Аннотация к изданию 2008 года: Книга посвящена академику Алексею Павловичу Окладникову и его верной спутнице жене, художнице Вере Дмитриевне Запорожской. В истории археологии, наверное, нет другого археолога, который столько бы прошагал, проплыл на лодке, прошел верхом на лошади, который раскопал бы столько памятников, хронологически охватывающих всю историю человече­ства. Сколько раз они с женой оказывались на грани гибели - тонули в бурных реках, блуждали в тайге, попадали в логова зверей и в змеиные гнезда, висели над пропастями… Ученый избороздил Азию от Черной Оби до Заполярья и от Байкала до берегов Тихого Океана. Книга представляет собой серию самостоятельных очерков, объединенных в цикл, где авторам удалось удачно совместить научно-популярный и мемуарный жанры. Ее дополняет прекрасный иллюстративный материал. Практически все иллюстрации публикуются впервые, особенно интересны экспедиционные акварели и рисунки В.Д. Запорожской.
От себя добавлю, что отрывок очень интересен и написан легким, хорошим слогом.

Tags: антропология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment